?

Log in

No account? Create an account
Статья о СНМ на сайте "Сибирские новости". - Частица Намека [entries|archive|friends|userinfo]
Markvart

[ сайт | vovne ]
[ профиль | userinfo ]
[ Архив | archive ]

Links
[Links:| вовне проекты контакт фейсбук твиттер акт-продукт гугл+ ]

Статья о СНМ на сайте "Сибирские новости". [Dec. 12th, 2011|07:09 pm]
Alexander Markvart
[Tags|, , , , , , ]

Вот появилась некая пресса о СНМ и СИК в электронном виде после концерта 22 числа в Новосибирске, от человека, который впервые нас увидел, что на самом деле подогревает интерес. Автор: Александр Морсин. Есть конечно ряд фактологических неточностей и с парой цитат я не совсем согласен, но это в данном случае не важно.





Ссылка на статью:
«Студию Неосознанной Музыки» услышали в Новосибирске

Под катом скопировал текст и сюда



«Студию Неосознанной Музыки» услышали в Новосибирске
Александр Морсин, Новосибирские новости


Кемеровские флагманы новой экспериментальной музыки выступили вместе с новосибирскими энтузиастами импровизационного джаза. Чтобы разобраться в мотивах молодых авангардистов, корреспондент «НН» обратился за помощью к первопроходцу сибирского джаза Сергею Беличенко, принявшему непосредственное участие в организации концерта.


На небольшой сцене музыкального кафе «Агарта» в хаотичном порядке расставлены гитары, баян, металлическая перкуссия, трубы, кларнет, скрипка, и советский синтезатор «Поливокс»; вот-вот начнется концерт одного из самых многообещающих молодых коллективов Сибири, восходящей звезды кемеровского андеграунда – «Студии Неосознанной Музыки» (СНМ). Коллектив, не имеющий постоянного состава, анонсирует два отделения: «Таблетки» и «Сибирскую импровизационную компанию». Если бы это хоть что-то прояснило.



Менее чем за полчаса в «Агарте» в один густой поток обреченно смешиваются въедливые партии кларнета, гитарный лязг, индустриальный шум, клубный DJ-сет, вальс, двухаккордные боевики и ковровые бомбардировки ударных

Однако уже буквально в первые минуты отчетливо проступают общие черты предстоящего действа. Музыкальный центр и основатель «СНМ» Александр Маркварт одновременно управляется с доброй половиной всего заготовленного инструментария и в режиме реального времени создает многослойное звуковое пространство, умело смешивая мелодии и ритмы. Солист Степан Качалин наговаривает в микрофон витиеватые истории про перочинный ножик, кварцевую лампу, Антониевы огни и странный страх пустоты. Дмитрий Смирнов играет на кларнете, выдувая все, что находится между репертуаром военно-морского оркестра и репетициями фри-джазового ансамбля.


«Называть этих ребят музыкантами неправильно. Ни один из них не имеет ни музыкального образования, не знает ни нот, ни гармонии, и не умеет играть ни на одном известном инструменте, – аттестует «Студию Неосознанной музыки» Беличенко. - Равно как и их выступление далеко от музыкального». Едва ли в характеристике главного идеолога джаза в Сибири присутствует уничижительный тон или снобская брезгливость, коллектив ему очевидно интересен. «Хотя, как я уже сказал, с музыкой здесь сложно, меня вполне удовлетворяет та отчетливо заметная серьезность подхода ребят к своему делу. Все пьесы прорепетированы и сделаны по типовому образцу», - признает Беличенко.


Концерт тем временем набирает обороты: солист переходит на английский и чуть ли ни латиницу, музыканты медленно, но верно поднимают знамя звукового террора и пускаются во все тяжкие. Менее чем за полчаса в «Агарте» в один густой поток обреченно смешиваются въедливые партии кларнета, гитарный лязг, индустриальный шум, клубный DJ-сет, вальс, двухаккордные боевики и ковровые бомбардировки ударных. Местами кажется, что процент спонтанных импровизаций вот-вот перевалит за критическую отметку и наберет конституционное большинство, но жесткий механистичный ритм удерживает песенный каркас «СНМ» от обрушения и спасает зал от претенциозной какофонии. Если бы и это хоть что-то прояснило.


«Прежде всего, это типичный российский вариант псевдомьюзикперформса и синтетической музыки, которыми увлекается молодежь во всех странах», - полагает Беличенко. В свою очередь Маркварт называет свой проект «институтом» и настаивает на использовании стилей как инструментов. Спустя час отделение «Таблетки» заканчивается.


«Сибирская импровизационная компания» (СИК) оказывается еще одним зачином Маркварта, вот уже год вовлекающего в сеансы свободной и максимально разомкнутой джазовой паранойи новых адептов из Томска, Новосибирска, Кемерово и всех остальных городов России. Каждый концерт проекта нумеруется и записывается: новосибирский «ингредиент» остался запечатленным в самом первом выступлении «СИК». На этот раз к Дмитрию Смирнову (фагот) присоединяются Яна Чемакина (скрипка) и Владимир Лучанский (саксофон), не однократно выступавший с мэтром Беличенко на одной сцене.



Называть этих ребят музыкантами неправильно. Ни один из них не имеет ни музыкального образования, не знает ни нот, ни гармонии, и не умеет играть ни на одном известном инструменте

Получасовая сюита из набора импровизационных отрезков включала в себя воспроизведение опыта икон фри-джаза, бессвязные всполохи инструментальных виньеток и самую что ни на есть «конкретную музыку». Так, например, в композиции «Гвоздь» Маркварт орудует натуральным молотком и от и без того пострадавшей во время концерта гитары остается только малопригодный корпус. Оценив радикальность жеста, корреспондент «НН» придумывает гениальный каламбур – «гвоздь программы». Выступление приобретает неуправляемый характер, очагов музыкального безумия становится все больше, и остановиться героям вечера удается с трудом. В поисках завершающей жирной точки «СИК» петляют вокруг авангардных и малопонятных мелодических рисунков, пока не обрывают все на полуслове.



Эта музыка сложна, не любима ни аудиторией, ни музыкантами-традиционалистами и ничего не сулит в плане заработка, - убежден Беличенко. - Поэтому ей занимаются только отчаянные энтузиасты, любознательные и с пытливым мышлением молодые люди

Важной особенностью стилевых и жанровых поисков «СНМ» и «СИК» является их равноудаленность как от классического искусства, так и от современных течений. Кемеровские алхимики, превращающие звуки неблагородных металлов в золотой аккомпанемент, отдают себе отчет, что играют в контексте давным-давно разработанных музыкальных форм, и не выдают вторичные экзерсисы за откровение. Это зрелая, полностью адекватная времени и культурной ситуации позиция, требующая подставлять к любому роду деятельности приставку «пост»: никакого джаза, рока и авангарда в чистом виде уже не существует.


«Эта музыка сложна, не любима ни аудиторией, ни музыкантами-традиционалистами и ничего не сулит в плане заработка, - убежден Беличенко. - Поэтому ей занимаются только отчаянные энтузиасты, любознательные и с пытливым мышлением молодые люди».


В следующем году у «СНМ» и «СИК», и так имеющих целый ряд ответвлений, планируются к запуску еще несколько проектов с художниками, композиторами, филологами и коллегами по цеху. Выйдут «Бумажный альбом» и «Одуванчиковый альбом». Хотя это тоже мало что проясняет.


Увидеть Сергея Беличенко и Владимира Лучанского в компании с Романом Столяром (рояль, флейты, гармоника), Глебом Фещенко (фаго), Дмитрием Смирновым (кларнеты) и Сергеем Михайленко (марибма) все желающие смогут в «Агарте» уже на следующей неделе.

LinkReply